?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В нашем обществе давно укоренилось мнение, что празднование Нового года уходит корнями в глубокую древность и, что на Руси всегда его праздновали. Говорят еще, что это чисто народный праздник. Праздник, неполитический и нерелигиозный – хороший повод для всех повеселиться. Так ли это?

С того времени, как Русь приняла Православие, она естественно стала отмечать православные праздники. 1-го сентября по Юлианскому календарю Церковь празднует Новый год или Начало индикта, или Церковное новолетие. 1-го сентября отмечался Новый Год от Сотворения Мiра, согласно исчислению Православной Церкви. Отмечался праздник в первую очередь в церкви. Естественно, содержание этого праздника, а наипаче форма торжества ничего общего с тем, что называют Новым годом сегодня, не имеют.

Обычно в оправдание современному январскому празднованию вспоминают указ царя Петра о переходе на исчисление лет от Рождества Христова и всеобщем праздновании этого события. Нам помнится из советского детства, что даже на одной новогодней открытке была цитата из этого указа. Однако, к сожалению, упоминая этот указ, цитируют его выборочно. Если прочитать указ полностью, то становится очевидным, что современное празднование ни по времени, ни по смыслу на указ этот опираться не может. Приведем полный его текст:

“7208 (1699) года декабря въ 20 день великій государь царь и великій князь Петръ Алексѣевичъ всѣя Великія и Малыя и Белыя Россіи самодержецъ указалъ сказать:

“Извѣстно ему, великому государю, стало — не только что во многихъ европскихъ христіянскихъ странахъ, но и въ народахъ славянскихъ, которые съ восточною православною нашею Церковью во всемъ согласны — какъ валахи, молдавы, сербы, далматы, болгары и самые его, великаго государя, подданные черкасы, и всѣ греки, отъ которыхъ наша вѣра православная принята — всѣ тѣ народы согласно лѣта свои исчисляютъ отъ Рождества Христова въ восьмой день спустя, то есть января съ 1 числа, а не отъ Созданія міра, за многую рознь и считаніе въ тѣхъ лѣтахъ.
И нынѣ отъ Рождества Христова доходитъ 1699 годъ, а будущаго января съ 1 числа настанетъ новый 1700 годъ, купно и новый столѣтній вѣкъ. И для того добраго и полезнаго дѣла указалъ (великій государь) впредь лѣта счислять въ приказахъ и во всякихъ дѣлахъ и крѣпостяхъ писать съ нынешняго января съ 1 числа отъ Рождества Христова.
А въ знакъ того добраго начинанія и новаго столѣтняго вѣка въ царствующемъ градѣ Москвѣ послѣ должнаго благодаренія къ Богу и молебнаго пѣнія въ церкви, и кому случится и въ домѣ своемъ, по большимъ и проѣзжимъ знатнымъ улицамъ, знатнымъ людямъ и у домовъ нарочитыхъ духовнаго и мирского чина передъ воротами учинить нѣкоторыя украшенія изъ древъ и вѣтвей сосновыхъ, елевыхъ и можжевелевыхъ — по образцамъ, каковы сдѣланы на Гостиномъ дворѣ и у нижней Аптеки, или кому какъ удобнѣе и пристойнѣе, смотря по мѣсту и воротамъ, учинить возможно.
А людямъ скуднымъ каждому хоть по деревцу или вѣтке надъ воротами или надъ хороминой своей поставить. И чтобъ то поспѣло нынѣ будущаго января къ 1 числу сего года, а стоять тому украшенію января по седьмой день того жъ 1700 года.
Да января жъ въ 1 день, въ знакъ веселія, другъ друга поздравляя съ Новымъ годомъ и столетнимъ вѣкомъ, учинить сіе: когда на большой Красной площади огненныя потехи зажгутъ и стрѣльба будетъ — то по всѣмъ знатнымъ дворамъ боярамъ, и окольничимъ, и думнымъ, и ближнимъ, и знатнымъ людямъ палатнаго, воинскаго и купецкаго чина знаменитымъ людямъ каждому на своемъ дворѣ изъ небольшихъ пушечекъ, если у кого есть, и изъ нѣскольких мушкетовъ или иного мелкаго ружья учинить трижды стрѣльбу и выпустить нѣсколько ракетъ, сколько у кого случится.
И по улицамъ большимъ, гдѣ пространство есть, января съ 1 по 7 число (съ 14 по 20-е по Григорiанскому календарю – авт.) по ночамъ огни зажигать изъ дровъ, или хвороста, или соломы. А гдѣ мелкіе дворы — собравшись по пять или шесть дворовъ такой огонь класть или, кто захочетъ, на столбикахъ поставить по одной, или по двѣ, или по три смоляныя и худыя бочки, и, наполняя соломой или хворостомъ, зажигать. А передъ Бурмистерской ратушей стрѣльбѣ и такимъ огнямъ и украшенію по ихъ смотрѣнію быть же”.

Итак, понятно, что, во-первых, праздновать следует после Рождества, а не до: "отъ Рождества Христова въ восьмой день спустя". Затем, из Указа ясно, что государь особое празднование повелевает провести “въ знакъ того добраго начинанія и новаго столѣтняго вѣка”. То есть, отпраздновать начинание считать года от Рождества Христова и начало столетнего века по новому исчислению. На то же указывают слова “стоять тому украшенію января по седьмой день того жъ 1700 года”. Никаких упоминаний о ежегодном праздновании в указе нет. Да и мог ли православный государь, несмотря на то, что проводил много реформ, установить новый праздник, приходящийся на день Обрезания Господня?
В общем, смысл указа в том, чтобы принять исчисление лет от Рождества Христова и отпраздновать это начинание, а не в том, чтобы ежегодно, не обращая внимания ни на что, запускать ракеты и пить неделю.  Так, что те, кто опираются на Указ Петра I, мягко говоря, искажают его смысл.

Дальше в истории России празднование Нового года, как какого-то всенародного праздника особо не упоминается. Ни в народном творчестве, ни у русских классиков о Новом годе мы ничего особенного припомнить не можем. Разве только рассказ А. П. Чехова “Ночь на кладбище”, где о Новом годе ничего хорошего не говорится. Извольте сами судить:

“…Встречал я новый год у одного своего старинного приятеля и нализался, как сорок тысяч братьев. В свое оправдание должен я сказать, что напился я вовсе не с радости. Радоваться такой чепухе, как новый год, по моему мнению, нелепо и недостойно человеческого разума. Новый год такая же дрянь, как и старый, с тою только разницею, что старый год был плох, а новый всегда бывает хуже... По-моему, при встрече нового года нужно не радоваться, а страдать, плакать, покушаться на самоубийство. Не надо забывать, что чем новее год, тем ближе к смерти, тем обширнее плешь, извилистее морщины, старее жена, больше ребят, меньше денег... Итак, напился я с горя...”

Кроме, собственно, пьянки, ничего схожего с тем, как принято преподносить Новый год в сегодняшнем обществе. Да и то надо отметить, что чеховский Иван Иваныч “нализался” уже после Рождества, а не во время поста. К слову, второе название этого сочинения Антона Павловича – “Святочный рассказ”.

Так, что если и встречали гражданский Новый год в дореволюционной России, то, видимо, весьма скромно, иначе бы наши талантливые предки не обошли бы его вниманием. Это вполне логично, т. к. торжественно и всенародно отмечать смену календарного года после Рождественских Святок в православной стране было попросту неестественно ни духовно, ни чисто экономически.

Получается, как у указа Петра I, так и у русской истории до прихода к власти безбожников, новогодняя связь проглядывается весьма слабо. Вернее, ее практически нет. И уж тем более, праздновать до Рождества вообще никому не приходило в голову.

Вскоре после захвата власти безбожники в 1918 году перевели гражданский календарь с Юлианского на Григорианский. Промыслом Божиим они в последствие не настояли на том, чтобы даже полностью подчинившиеся им сергиане перешли на "новый стиль". Таким образом, светский календарь сместился по отношению к церковному. Сместился и Новый год, и тот день, который отмечал Иван Иваныч, и о котором говорит указ Петра I, стали называть "Старый Новый год". Мы усматриваем в этом Промысел Божий, потому что это смещение позволило христианам понять и прочувствовать, что гражданская власть и мирская жизнь окончательно разошлись с жизнью церковной.

В ответ на это мы нередко слышим, что, дескать, давно уже все перешли на Григорианский календарь, что по нему живем, по нему и празднуем, и что, возможно, Церкви нужно тоже перейти на "новый стиль". Этот аргумент годен только для людей неверующих, поэтому мы здесь об этом говорить не будем, т.к. календарный вопрос – это вопрос богословский, который уже был не раз рассмотрен и разъяснен. Святая Церковь жила и живет по Юлианскому календарю. И Церковью же до Рождества установлено держать сорокадневный пост. У православного человека не может и не должно никаких оправданий не соблюдать это правило, за исключением частных случаев, касающихся здоровья.

Выходит, Новый год по новому стилю – не русская традиция, а ее разрушение. Вместе с нарушением векового уклада жизни русских православных людей нарушается и жизнь души народа.

Далее мы видим, что, несмотря на отсутствие исторической связи, во второй половине ХХ-го столетия встреча Нового года по гражданскому григорианскому календарю становится настоящей народной традицией. Всеобщее торжественное празднование этого дня началось в Советском Союзе с 1947 года. Именно тогда этот день сделали выходным. Правда, он был выходным и в 1930-х, но тогда такой всенародной торжественности не было. Все были слишком запуганы, а четкой директивы от новых хозяев страны, как отмечать праздник, не было.

После войны власти решили вернуть людям выходной и вдохнуть новую жизнь в этот светский праздник. Это было сделано вовсе не из человеколюбивых настроений тех, кто относился к людям, как к скоту, а для того, чтобы отвлечь народ от духовного возрождения, которое могло начаться после ужасов и тяжких испытаний войны. Тем более, что И. Джугашвили в 1943 г. создал РПЦ-МП, и, хотя истинная Русская Церковь к тому времени сохранилась только в катакомбах и эмиграции, открытые храмы и приостановление репрессий могли способствовать оживлению народной духовной памяти, что для безбожников было нежелательно.

Так в чем же секрет такого поистине всенародно единодушного празднования Нового года в Советском Союзе и его производной - РФ? Обычно приписывают это тому, что праздник этот не политизированный и нерелигиозный. Подходит всем, как бы. Но дело-то как раз в том, что православным этот праздник подходить не может и не должен. Православный человек обязан соблюдать пост и готовиться к Рождеству – важнейшему после Пасхи празднику. И если на территории России всенародным праздником называют современный Новый год, то это говорит не только о том, что страна эта не православная, но и об отсутствии среди народа и властей простого уважении к православным праздникам. Совместить же современный Новый год и Рождественский пост невозможно. Дело не только в традиционном оливье и прочих непостных лакомствах, но и в самом настроении праздника; всюду какая-то сплошная вакханалия: пляски, запуск фейерверков, дурная музыка и шутовство на фоне всевозможных суеверий и странных обычаев.

Человек, мало знакомый с Православием, может спросить, почему же, в таком случае глава Московской Патриархии ежегодно поздравляет жителей РФ с гражданским Новым Годом и служит в этот день новогодний молебен? Чтобы ответить на этот вопрос нужно вернуться к тому, что РПЦ-МП создана безбожниками для служения мiру, а не Богу. Поэтому, она, будучи только лишь религиозным крылом мірской власти, закономерно и вполне успешно обслуживает своих хозяев, “упасая” народ в нужном русле. Истинное почитание Рождества Христова им не нужно. Даже опасно.

Некоторые, правда, находят оправдание празднования Нового года и в словах святителей Церкви Христовой, сохранившей свою духовную свободу. Приводят, например, следующие слова из беседы III-го Первоиерарха РПЦЗ св. Филарета (Вознесенского) Исповедника с молодежью:

“Что касается Нового года, то должен заметить, что поскольку это условная дата, с которой начинается новый круговорот всяких дел гражданских и прочих, то, когда эта дата отмечается как чисто внешнее, гражданской, то нет беды, если человек православный принял какое-то участие в этом торжестве, лишь бы только он помнил, что сейчас пост, помнил, что он — сын своей Церкви, которая установила посты, помнил, к чему его это обязывает.”

Однако, если разобраться, то эта мысль святителя не оправдывает то, о чем говорим мы. Владыка Филарет беседует с молодежью Православного Зарубежья, ­среда, где в годы его жизни Новый год был действительно не больше, чем условной датой. Формальность, дополнительный выходной; в крайнем случае, праздничный обед с сотрудниками, где придется удовлетвориться постным салатиком. Никаких особых торжеств в Новый год на Западе не было, а те, с кем беседовал владыка, выросли не в советской среде, а в православных эмигрантских семьях, так что, их не нужно было отучать от традиции лопать мясные салаты и плясать у елки за неделю до Рождества.

В ключе наших рассуждений уместнее вспомнить слова блаженной памяти митрополита Виталия (Устинова) – VI-го Первоиерарха РПЦЗ:

“Теперь мы находимся перед большой опасностью утратить самый духовный смысл Рождества Христова, который все больше и больше затмевается пышными елками, пряностями, суетой. Церковь празднует Рождество Христово 25-го декабря по ст. ст. и до этого дня запрещает своим чадам веселиться и вкушать скоромную пищу. Мы видим, как теперь совершенно не считаются с самым днем 25-го декабря (7 января н.с.) и за целый месяц до него начинают устраивать воистину нечестивые пиршества, танцы. И это в самый разгар Рождественского поста. Таковые да не приступают ко Святой Чаше, да не причащаются Святых Таин Христовых в день Великого Праздника.”

Хотя владыка говорит о западном праздновании Рождества, в самом характере описываемых недопустимых действий читатель без труда узнает и черты современного Нового года. Это и не удивительно, т. к., оба праздника, западное Рождество, окончательно выродившееся в чисто мирской и даже коммерческий праздник и советский Новый год, – совершенно чужды Православию.

В том же ключе рассуждает приснопамятный архиепископ Аверкий (Таушев):
Увы! как мало осталось ныне людей, которые встречают новый год молитвой. Едва ли не подавляющее большинство встречают его ничем не оправдываемым безумным, безсмысленным, разнузданным веселием, а наши «православные» русские люди делают это нередко даже дважды - и по новому и по старому стилю, как бы желая использовать лишний повод к веселию. Хотя повода тут, строго говоря, никакого нет.

О чем напоминает нам наступление нового года, как не о том, прежде всего, что еще на один год сократилась наша земная жизнь, что еще на один год стали мы ближе к общему для всех концу - могиле, а для многих из нас - что этот новый год, быть может, будет последним годом их жизни.
Есть ли тут повод к веселию?

Еще святитель Феофан Вышенский и приснопамятный о. Иоанн Кронштадтский во второй половине прошлого века горько укоряли русских людей за то, что они, подражая Богоотступническому Западу, стали по-язычески встречать новый год, «вертясь с бокалами в руках», ибо это только язычники темные верили, что чем веселее они встретят наступающий новый год, тем удачнее и счастливее он для них будет. Вот и пили они и плясали до упаду. А нам, христианам, это совсем не к лицу!

Итак, если Новый год – праздник не исторический, не духовный и даже входит в конфликт с Рождественским постом, почему он с таким размахом и единодушием отмечается народом, недавно отмечавшим 1025 лет своего крещения?

По нашему мнению, дело здесь во всеобщем отступлении от Православия в сочетании с глубокой духовной народной памятью. Русь почитала много праздников, но только один из них был самым главным, самым любимым. Это была Пасха – Светлое Христово Воскресенье. Именно эхо памяти о Пасхе, эхо, отразившееся в пустотах искаженных душ и помраченных умов, принимает форму современного Нового года. Можно сказать, что Новый год – это подмена Пасхи, лжепасха. О том, что память о Пасхе дает энергию для Нового года говорит еще и сам смысл праздника. Что есть Пасха? Пасха – это воскресение Христа из мертвых, празднование торжества над смертью, открытия врат в вечную новую жизнь. Церковь так и поет в стихирах Пасхи: “Пасха нова святая. Пасха таинственная”. Мы празднуем новую жизнь!

Что есть Новый год? Тщетные надежды на “новое счастье”. Подсознательно и глубоко духовно, каждый человек понимает неправильность своего состояния, и ищет новой жизни. Без Христа, без устремления взора к Небу, поиск этот находит замену в тщетном, в земном. Отсюда и такая любовь к Новому году. Это исходит из нашей природы, призывающей искать вечной жизни, и из народной памяти праздновать и отмечать открытие этой жизни. Однако без истинной веры, Пасха нова подменяется надуманным “новым счастьем”, а Пасха таинственна – бессмысленными суевериями.

Так что, Новый год – праздник не светский, а религиозный. Религия эта антихристова. Не по форме только, но по глубокому своему содержанию. Посмотрите, как мистически связана подмена Пасхи с разрушением подлинного почитания Рождества. Без Воскресения Христова, Рождество не имело бы смысла, потому что Спаситель родился, только для того чтобы сойти во ад, победить смерть и воскреснуть. И, раз, люди нашли замену небесного в земном, радуются Новому году больше, чем Новой жизни, то и Рождество они почтить должным образом не могут и не должны. Отсюда же и полное обмирщение Рождества на Западе, который почти совсем забыл уже о Пасхе.

Обратим еще внимание на массу всевозможных суеверий, традиций, обычаев и церемоний, связанных с Новым годом, и не останется никаких сомнений, что мы имеем дело именно с религией, а не с безобидным светским праздником.

Еще одним указанием на то, что Новый год – праздник антихристианский, говорит то, что, как нигде, он расцвел в стране, где безбожие стало государственной религией. Сколько ему посвящено стихов, песен, фильмов! Наверное, не меньше, чем самим Советам. Заблуждаются те, кто говорит, что все это как раз от искренней всенародной любви к Новому году. В безбожной России всенародно можно любить только то, что разрешает любить государство. Тем более, что все бюджеты и гонорары исходили исключительно от власти. Пошла в начале 1950-х установка развивать "новогоднюю тему", пошли и стихи, и фильмы, а там и традиции, и всенародная любовь. Главное, чтобы не пустовало святое место – человеческая душа. Нужно заполнить ее суррогатом, чтобы не начала искать подлинную Новую жизнь – поражение сатаны.

Причина здесь не только в Советской власти, как таковой. Дело в отступлении народа от своей веры – во всенародном предательстве. Это положение, несмотря на видимую свободу, сохраняется по сей день. Новый год подменяет Пасху и омрачает Рождество. И это хуже, чем просто запрещение на празднование. Любой запрет порождает поиск и протест, так же как гонения на Церковь порождали мучников и нередко приводили к массовым обращениям ко Христу. Подменить веру – намного эффективней, чем запретить. Чистым ядом никто не травит. Травят обычно отравленной пищей. Так же и подмененная или искаженная вера – уже не вера, а значит, для нас – смерть. Причем, если яд в пище убивает тело, искаженная вера убивает душу.

Через многолетний цикл тщетных надежд, пустых пожеланий нового счастья в совокупности с непременными всевозможными излишествами, человеческая душа постепенно черствеет и становится бесчувственной уже к подлинному новому счастью – вечному. С детства людей учат лживым стихам про то, что “под Новый год … … все сбывается” и врут им про Деда Мороза, который не просто сказочный Мороз-Иваныч, а некий вездесущий дух, временами материализующийся на разных новогодних мероприятиях.

Затем, подрастая, люди также участвуют в бессмысленных ритуалах, опьяняя себя заведомо тщетной надеждой на то, что "Новый год…  что-то там …принесет" или обещая себе и другим “начать новую жизнь”. Все это обычно звонко разбивается о монолит реальности, когда приходит осознание, что все просто постарели на год, а здоровья, надежд и денег поубавилось. Утешает только то, что впереди всего только год, когда снова можно будет наврать себе и другим про новое счастье и новую жизнь. И так, пока не наступит год последний.
В этом самое коварство! Поверит ли во Христа, человек, с детства ежегодно приучаемый ко лжи о новом счастье? Захочет ли слушать про Пасху, про воскресение, про вечную жизнь и торжество Спасителя над смертью? Уверует ли в невидимого Бога после того, как ритуально был обманут с Дедом Морозом? Захочет ли приносить покаяние после того, как из года в года легкомысленно "провожал старый год", а вместе с ним и "все плохое"? Найдет ли в сердце, уголок, не изъеденный ложью, не заросший цинизмом, чтобы поселить в нем семя истинной веры?

Разносторонне рассмотрев современный Новый год со всеми его традициями, можно уверенно заключить, что этот праздник насквозь пропитан ложью. Если и есть радость от него, то она мимолетна и ненадежна. Мало того, из вышесказанного, мы не можем не признать, что праздник этот исключительно антихристианский. Будучи направлен против Пасхи, торжества жизни над смертью, Истины над ложью, он является главным антихристианским праздником. Никакой стратег не мог придумать такого коварного, всеобъемлющего, стройного и действенного плана. Единственно, кому это было бы по плечу – падшему ангелу, отцу лжи. И тем яснее становится непременная необходимость в отказе от празднования современного Нового года.

Конечно, мы осознаем, что такой наш подход может быть воспринят как неоправданно резкий. Особенно, так могут отнестись те, кто культурно-исторически себя считают православными, однако, с детства привыкли жить исключительно мірскими радостями. У таких кроме дня рождения и Нового года и праздников-то никаких нет. Получается, мы их призываем отказаться и от того малого утешения, которое они имеют? Не совсем так. Мы призываем обратиться в первую очередь к православным корням, ко святой вере, и в ней найти настоящее утешение, которое по величию своему неисчислимо выше современных праздников. Разе не говорит настоящее положение о том, насколько далеки мы от Православия, от Святой Руси, раз, самым главным праздником стал совершенно пустой в сущности день? По меньшей мере, мы предлагаем вместе с нами разносторонне, глубоко и честно рассмотреть затронутый вопрос и сделать надлежащий вывод.

Нередко мы слышим о попытках совместить Новый год и веру во Христа. Это было бы возможно, только если отмечать т. н. Старый Новый год, и лишь при условии отсутствия суеверных обычаев, – просто в качестве семейного праздника. Конечно, этот день нигде не является выходным, но тут уж каждый должен сам решать – или подмениться на работе, или в те, годы, когда 14-е не совпадает с выходным днем, пожертвовать этим, в общем-то, неважным совсем праздником. Если говорить о России, то если бы власть там действительно заботилась о православных, то давно могли бы перенести праздники. Что мешает, сделать выходными 1-е, 7-е и 14-е числа вместо нелепых "новогодних каникул"? Неудивительно, кстати, что этот вопрос не подняли т. н. "православные депутаты", а также и вхожие в высокие кабинеты вожди РПЦ-МП. Это говорит о том, что настоящее положение их устраивает, что, в свою очередь служит еще одним подтверждением тому, что они не Богу служат, а обслуживают земной порядок. Можно ли ожидать от организации, подменяющей Церковь, что она станет открыто и твердо выступать против подмены Пасхи и омрачения Рождества?

Мы же настаиваем, что человек подлинно православный должен однозначно отвергнуть Новый год в современном его виде, независимо от гражданских выходных. Как в крещении мы трижды плюем на сатану, так и от праздника этого нужно трижды отречься и не возвращаться к нему никогда. Поначалу это может показаться трудным (или даже невозможным – для тех, кто вырос и воспитался в безбожной среде), но в деле спасения нет места для малодушия. Нужно только захотеть и немного потрудиться, как явится и помощь Божия и утешение.

Profile

Русский Православный
rusorthodox
Русский Православный
Русский Православный

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com